Онлайн-тора Онлайн-тора (Torah Online) Букник-Младший JKniga JKniga Эшколот Эшколот Книжники Книжники
Шабат шалом
Майя Богданова  •  16 января 2015 года
О субботе, детских шалостях, личном комфорте и уровне благочестия — и снова об остывшем супе.

Иллюстрация: Владимир Любаров

В Москве у нас два варианта первой трапезы на Шабат — мы или встречаем субботу дома, или отправляемся в общину «Среди своих». А в поездках шабаты в основном бывают домашние, поскольку обычно мы снимаем квартиру, а не номер в гостинице. Если детей у вас больше двух, это упрощает и сильно удешевляет процесс. В этом году мы поехали на каникулы в Ригу. Обычные европейские каникулы для семьи с детьми. Много недозволенной еды, сладостей, походы в цирк и зоопарк вместо чтения книг и уроков, суета, шум, гам и по всей квартире — смесь из деталек «Лего» и шкурок от мандаринов. Дети были полностью счастливы, и от шабата не ожидали ничего особенного. Но тут я наткнулась в «Фейсбуке» на группу «В гости на Шабат» и решила, что это именно то, чего нам в этой поездке не хватает для полной красоты. Спросила, есть ли в группе смельчаки, готовые принять у себя на шабат семью с детьми, и с радостью приняла приглашение.

Входить в чужую семью, пусть даже ненадолго, лично мне очень страшно. Я волнуюсь, не оскорбит ли мое поведение хозяев, не обидит ли их что-то из того, что я говорю и делаю. Кроме того, если собираешься в гости с двумя активными близнецами шести лет, никогда не можешь быть уверен в том, что они будут вести себя как положено. Опять же, шабат, как известно, время ограничений, когда еврей не может совершать никакой работы. А дети мои, для которых критерии работы вполне однозначны (а соблюдать шабат они пробуют всего полгода), пока не очень понимают, почему свет в туалете или в комнате, электронное пианино или вышивание крестиком — это работа. Словом, я, конечно, волновалась.

Мой друг, желая меня подбодрить, рассказал мне такую притчу. В одном местечке жил кузнец, который в 90 лет поднимал тяжеленные мешки с углем, мог кирпичи таскать и вообще чувствовал себя так, что молодым оставалось только завидовать. Его спросили — мол, почему, дорогой, и как тебе это удается? Кузнец ответил: «В детстве я бегал по синагоге и все трогал. И когда вошел Бааль Шем Тов (благословенна его память), то спросил грозно: “Кто перевернул страницу моих Теилим?” Я честно сознался, что я это сделал, на что получил ответ: “Чтобы ты мне был жив-здоров до 120!” Так с тех пор и выполняю...»

Любовь к детям у евреев в крови, наверное. Я нигде не видела таких заботливых и внимательных отцов, как в Израиле. Я нигде не видела пространства, где к детям относятся с таким пониманием и уважением, как в Израиле. Я помню, как, отдавая сына в еврейскую школу, моя знакомая написала в «Фейсбуке» с нескрываемым изумлением: «Их директора заботит, закрываются ли двери в туалете! Мне кажется, это хорошая школа». Надо признать, мне эта позиция очень близка. Равно как и позиция нашей общины, куда мои дети ходят на шабат: они чувствуют там себя совершенно комфортно среди взрослых, готовых отвечать на их вопросы, а иногда и поддерживать их в играх и шалостях; а взрослые тоже чувствуют себя совершенно комфортно и абсолютно детьми не тяготятся. В гостях, во время трапезы и после, я изо всех силах старалась напоминать себе об этом. И еще о том, что я люблю своих детей любыми. Потому что они, конечно же, вели себя совсем не образцово и совершенно не походили на благопристойных еврейских детей, для которых это не первый в жизни шабат. Потому что, конечно же, им очень хотелось чужих игрушек, а еще, несмотря на строгий запрет, в карманах контрабандой оказались свои игрушки — чтобы хвастаться. И вообще все пошло не так, еще когда я с непривычки заблудилась в Риге и чуть не опоздала к зажиганию свечей.

И тогда мне пришлось напомнить себе другую историю, про остывший суп. Я ее уже рассказывала, когда начинала эту колонку. В общем, даже если мой суп пока холодноват, я не оставляю надежды согреть его к приходу жениха и встретить его так радушно, как только смогу. Иначе зачем это всё.

А через несколько дней я впервые услышала от своих детей: «Мама, а скоро снова наступит шабат? Нам так нравится этот праздник!».
Мне кажется, это очень здорово. Шабат шалом!

Специально для «Букника»: Майя Богданова, решившая пройти процесс возвращения к корням, рассказывает про то, как это было и что из этого получается. Ждите новостей в этой рубрике.