Онлайн-тора Онлайн-тора (Torah Online) Букник-Младший Эшколот Эшколот Книжники Книжники
Чирибим-чирибом, или Волшебная песня вечного Пурима
Илья Верховский  •  11 марта 2009 года
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бим-бом-бом!

Прав был Сент-Экзюпери, мы живём на планете людей. И на этой планете есть ещё одна, потаённая, невидимая - планета песен. И как люди бывают разные: добрые, нахмуренные, тоскливые, лучистые, задумчивые - такие же бывают и песни.

Но есть ещё одна замечательная категория людей - люди странные. Вечные странники по непонятным пространствам - то ли снов, то ли сказок, то ли вовсе того, чего на свете и не бывает. И поют эти странные люди такие же странные песни. Не от мира сего. А как раз наоборот - от мира того, другого, иного, нам пока неведомого.

Говорят, что в каббале есть реестр человеческих смертей. И за вполне тривиальными, обыкновенными смертями следуют так называемые смерти "идиотские", скажем, когда на уважаемого раввина с неба сваливается черепаха, которую отпускает из когтей орёл, засмотревшийся на тихую украинскую ночь. А в восточной метафизике есть такое маргинальное понятие - "идиотская аватара". Это когда Абсолют проявляется не в виде пасторального пастушка с флейтой, а, например, в виде клочка оборванной ветром афиши Бориса Моисеева на окраине Тель-Авива.

Так вот, и среди еврейских фолк-песен есть такая удивлённоглазая, полубезумная, абсурдистская песня-скоморошина того же самого в высшем смысле "идиотического" порядка. В изначальном древнегреческом толковании: вспомним, что в Греции "идиотэс" - это человек, не интересующийся общественно-политической жизнью. И пусть отсохнет моё правое ухо, если удивительные авторы этой песни общественно-политической
жизнью интересовались. Ибо песня наша в высшей степени эпохальна. И кто знает, может быть, именно в её припеве и скрыты все тайны небесные и земные. Потому что имя ей - "Чирибим-чирибом".

Слышали её, мне кажется, все. Потому что не слышать обаятельнейших сестёр Бэйгельман, то бишь Бэрри, мог лишь человек, который всерьёз полагает, что авторы нашей песни регулярно смотрели выпуски политических новостей. А вот о чём она - тайна сия велика есть. Приподнимем же её завесу. Хоч а биселе. Хотя бы на чуть-чуть...
Тем более что сейчас Пурим.


Ломир зинген, киндерлах
А зэмерл цузамен -
А нигндл, а фрейлехн
Мит вэртелах вос грамэн.


Давайте споём же, дети,
Песенку эту вместе
Этот весёлый напев
Со словами, которые в рифму –

призывают нас авторы этой архетипичнейшей фолк-песни. И с этим высокогражданственным предпуримским призывом трудно не согласиться.


Ди маме кохт а локшн зуп
мит каше ун мит кнейдлах
кумт дер йомтэв Пурим, велн
мир шпилн зих ин дрейдлах.


Ведь мама готовит суп с лапшой,
А ещё с кашей, а ещё с вкусными кнедликами
Ибо грядёт праздник Пурим
И мы будем играть - крутить волчки.


Опять согласимся. Суп с лапшой в просторечии именуется "лапшевник" (тут я скажу вам по большому секрету, что это вторая аутентичная рифма в русском языке к слову "волшебник". И это очень неспроста, как мы скоро увидим. А если вы хотите спросить, какая первая рифма, то она очень скучная - "учебник", поэтому я о ней и упоминать не хочу). И против каши с кнейдлах, пусть даже и в супе, я думаю, ни один академический исследователь ничего не имеет. Тем более против праздника Пурим с его весёлым карнавалом ойф дер ганцер велт, где пир на весь мир, с которым я, пользуясь случаем, всех заранее на все времена и поздравляю. А то, что дети, которые ещё не спели наших самых главных слов, на Пурим собираются крутить волчки, явно прибежавшие с Хануки, так это только зейер гит, очень правильно. Ибо прямо на наших глазах празднично-карнавальная реальность расправляет крылья, соединяя один праздник с другим, седьмым и тринадцатым, и в конце концов превращая в странный, взъерошенный праздник-карнавал всю нашу задумчивую и непонятную жизнь. А что ещё может быть желанней, какие стигматы святой Терезы, а, Веничка?
Впрочем, зайт мир мойхл, простите. Это немножечко из другого концерта. А дальше? - спросите вы. А дальше, уважаемые радиослушате... да-да, конечно, тайере хавейрим, дорогие товарищи, начинается самое главное. Дальше поётся настолько просто, настолько гениально и настолько удивительно, что я не могу
опомниться уже 15 лет, с момента первого прослушивания этой песни. Дальше - припев:


Чирибим
Чирибом
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим
Чирибом
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
Бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чири-бим-бим-бим-бом-бом!!!


И пока я воздержусь даже от комментария этих загадочных слов. Ибо я многое хочу прокомментировать. Но здесь, как учил нас рэбэ Гуссерль - я могу лишь воздержаться от суждения.

Но о чём же поётся дальше? А вот о чём. Дети, которых призывали отпраздновать бесконечный вселенский Пурим с песнями и ханукальными волчками, уже медленно растворяются в вихре бесконечного скоморошьего зазеркального карнавала. И на сцену этого пуримшпиля выходят.. ну конечно же, наши сказочники и мудрецы, пророки и сумасшедшие, собиратели искр в святые песни небес - хасиды со своим ребе:


Амол из ундзер ребеню
Геганген унтэр вегн
Мит амол хэйбт он цуплюхн
Ун гисн а рэгн...


Однажды наш ребеню
Бежал через дорогу
Вдруг начало капать,
И полил дождь…

Совершенно обычная история, и с кем из нас она никогда не случалась? Просто у ребе не было зонтика. Но на то он и ребе, что зонтик ему и не нужен:


Шрайт дер ребе цу дер хмарэ:
"Хэр ойс гисн васэр!!!"
Зэнен але хасидим трикн аройс...
Нор....
Дер ребе из аройс а насэр.


Закричал ребе туче:
"Ну-ка, перестань лить воду!"
И... все хасиды остались сухими
Только ребе - весь мокрым.


Многие люди, в том числе мои знакомые знатоки и ценители еврейской песни, добродушно посмеиваются над этим куплетом. "Хаскала! - говорят они. - Антихасидский фольклор в действии!" А мне, если честно, даже немножечко хочется плакать. Это не антихасидский фольклор. Это абсолютный, запредельный фольклор. Где тебя учат, как надо жить. По-настоящему, а не так, как сейчас. Чтобы с весёлой песней каждый из нас остался мокрый, а все наши хасиды, все те, кого мы приручили, оставались сухими. Чтобы учиться разговаривать с тучей, с небом, с деревьями, зверями и птицами - для того, чтобы другим было светло. Потому что:


Чирибим
Чирибом
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим
Чирибом
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
Бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!!!


Ну вот, мы допутешествовали уже и до последнего куплета. Где не то чтобы сразу раскрываются все тайны, но, по крайней мере, многое становится понятным.
Прежде всего - мистическая география песни:


Мэн зогт аз ин дем штэйтл Хелм
Лебн нор нароним
Ойб мир зэнэн ди клуге
Хобн мир а шейнем поним


Говорят, в местечке Хелм
Живут только дураки.
Если б мы были мудрыми,
Имели бы прекрасные лица...


Так вот оно что... Это он. Старый Хелом - наша позабытая в снах и сказках вечная Родина. Ицхок-Лейбуш Перец, Башевис-Зингер, Шике Дриз. Мудрость и прекрасные лица иного мира...


Ди хелмэр лахн тог ун нахт
Аф с''лохес ди газлоним
Ну, зог же вэр из наришер,
ун вер зэнэн ди хахомим?


Хелмеры смеются день и ночь
Назло всем своим врагам
Ну! Скажи-ка теперь, кто дурак
А кто самые главные мудрецы?


А вы умеете смеяться день и ночь? Даже когда вы заблудились в тёмной чаще мира и вокруг не видно ни единого просвета? Когда вы ушли из дома, и вернувшись, не нашли ничего, кроме тихого шелеста далёких отзвуков бабушкиной колыбельной и дедушкиного слова "фидэле"? Когда всё вокруг, казалось бы, говорит вам: "Плачьте! Это в ваших глазах вековечная скорбь мира".

А вы не верьте! Смейтесь. Смейтесь, тайере майне, дорогие мои. Доктора потому и советуют смеяться, что самые большие глупости на Земле делаются с серьёзным выражением лица.

Вот поэтому каждый из нас по-настоящему хелмер. И песенка эта - великий, удивительный фолк-гимн внутреннего хасидизма. Это песня вечного Пурима.
Смейтесь. Мы уже многому научились. Это у нас в глазах теперь - весёлое и отчаянное танцующее солнышко. Потому что:


Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
Бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!!!


П.С.
15 лет назад, когда я впервые услышал эту оставшуюся любимой на всю жизнь песню, я "перемурлыкал" её на русский. Нет, это не перевод – это моя песня по едва уловимым мотивам оригинала. И один мой хороший русский друг - поэт и музыкант, с которым мы вместе сочиняли свои акустические песни с 15-ти лет, услышав мой "Чирибим" впервые, сказал: "Я не могу поверить, что это еврейская песня. Это же всё про нас, русских. Почти по Достоевскому". И он был абсолютно прав.

Герб города Хелм
Другой мой друг - бывший ленинградец, потом тель-авивец,а ныне бруклинец, научивший меня а биселе, немножечко говорить на идише и путешествовать средь пыльных страниц позабытых книг еврейских поэтов XX века, писавших на мамэлошн? прочитав "перемурлыканный" текст в моём Живом Журнале, прокомментировал: "Браво. Первый раз в жизни читаю по-русски, а кажется, что по-еврейски". И он был абсолютно прав.
И вот уже 15 лет я пою её. От азой. Вот так:


Чирибим-Чирибом - это просто Непонятные Волшебные Слова


(Шике-Овсею Дризу и еврейским местечковым песням про мудрецов и чудаков из Старого Хелома)


Песни, свет и добрый смех
Мне дарит память детства.
Снами-сказками в него
Как в зеркало – глядеться…
Сквозь время рассекая
Злой судьбы смурные вести,
Я греюсь тем, что я пою, -
Так вот вам моя песня:
"Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!"


Это очень старая еврейская песня - зэйер элтэр йидишэ лид - о волшебных словах Чирибим-Чирибом, которые люди просто мурлыкают или напевают себе под нос, и всё вокруг совершенно преображается. Мир становится странным, прозрачным и солнечным, как будто его обнимают родниковые руки. И начинается старая-старая сказка. Никто не знает, откуда взялись эти слова. Может быть Чирибим-Чирибом - это отзвуки таинственного Шем-Хам-Форэш, тайного имени имени Б-га, которое знали лишь древние мудрецы и каббалисты. Тот человек, который знал его, мог понимать язык трав, птиц и зверей и творить невиданные чудеса. Впрочем, всё это покрыто седым мраком древней дремучей тайны. Наверное, Чирибим-Чирибом - это просто Непонятные Волшебные Слова. И вот вам про них история.


Жил да был в одном местечке старый мудрый ребе,
А мудрей его были лишь ангелы на небе,
Знал он все наперечёт речения и свитки,
Но пел наш мудрец и звездочёт, лишь заслышав звуки скрипки:
"Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!"


Как-то раз спросил я у учёного еврея:
"Ребе! Песни той секрет поведай мне скорее!"
Долго он листал Талмуд, но не нашёл, хоть тресни
Ничего. И мы… и мы с ним затянули песню:
"Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!"


То местечко называлось просто - Старый Хелом,
Каждый хеломский еврей был занят хитрым делом:
Кто смотрел на небо и облака ловил рукою,
А кто-то фрэйлехс танцевал и напевал такое:
"Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!"


Так скорей, скорей же приезжайте в Хелом в гости!
Враз изюма с миндалём получите по горсти.
Да и где ещё устроят встречу вам чудесней?
Всё местечко выйдет к вам и вас научат песне:
"Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом!
Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!"


…Песни, свет и добрый смех мне дарит память детства.
Да куда ж ещё душой усталою мне деться?
Но там, на самом дне души, я прячу свою тайну.
Когда мне плохо - я пою,
пою чуть-чуть печально:
"Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бим-бим-бом-бом.
Чирибим!
Чирибом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-бири-
бим-бом-бом!
Чири-бири-бири-бири-бири-бири-бом!
Чирибим-бим-бим-бом-бом!!!"