Онлайн-тора Онлайн-тора (Torah Online) Букник-Младший JKniga JKniga Эшколот Эшколот Книжники Книжники
О блестящем караиме и завистливом талмудисте
Мария Эндель  •  26 ноября 2013 года
В рубрике «Исчезнувшие книги» публикуем сегодня исключительно редкую книгу об известном ученом-востоковеде Серайе Шапшале.

Исключительно редкая книга Симы Ельяшевича «Его Преосвященство Караимский Гахам Серайа», посвященная крымским караимам, вышла в Феодосии в 1917 году. Это апологетическое сочинение было призвано защитить авторитет самого известного караимского лидера Серайи Шапшала, оболганного демократической прессой и лично журналистом И.А. Гореликом. В книге в очередной раз высвечиваются традиционно непростые отношения между караимской и еврейской общинами. Караимы — еврейская секта, возникшая в начале VIII века в Багдаде, чьи последователи верили в святость Писания, отрицая при этом Талмуд и раввинистические традиции.


Главный герой публицистического памфлета — Серайа Маркович Шапшал (1873–1961), караим по происхождению, религиозный и общественный деятель, востоковед. В 1899 году он окончил факультет восточных языков Петербургского университета и затем служил дипломатом в Персии, где стал воспитателем шахского наследника. Случай это совершенно не банальный — караим (читай почти еврей) занимается воспитанием наследника престола крупнейшей мусульманской державы.


Однако в Персии происходит революция и разгорается гражданская война (1906–1909), в результате которой Шапшал вынужден покинуть страну и вернуться в Петербург. Он получает должность в Министерстве иностранных дел, становится членом Русского археологического общества, а также товарищем председателя Общества русских ориенталистов. В 1915 году он избран гахамом (главой) Караимского духовного правления Таврического и Одесского. В 1919 году Шапшал уезжает на Кавказ, а оттуда в Стамбул, а в 1928 году его приглашают в Вильно, где избирают гахамом караимских общин Польши и Литвы. Тогда же он становится профессором филологического факультета Виленского университета.

В 1930 году Шапшал получает степень доктора философии за диссертацию «Караимы в Крыму, Литве и Польше». В этой работе он впервые пытается доказать тюркско-хазарское происхождение восточноевропейских караимов. Вопрос этот до сих пор не прояснен, однако большинство караимов склоняются сегодня именно к версии Шапшала. В 1930-е годы он создает теорию тюркской самоидентификации восточноевропейских караимов, которая в дальнейшем способствовала их полному разрыву с еврейским народом и частичной «деиудаизации». В 1939 году Шапшал обращается в Министерство внутренних дел германского Рейха с просьбой об изучении вопроса об этническом происхождении караимов. После оккупации немецкими войсками населенных караимами областей Восточной Европы это обращение было тщательно рассмотрено германской администрацией на предмет нееврейского происхождения караимов. В связи с тем, что нацистское руководство положительно решило этот вопрос, караимы избежали геноцида. Своим спасением община безусловно обязана одному человеку — Серайе Шапшалу.

В книге Симы Ельяшевича, которую мы публикуем сегодня, обсуждается совершенно забытый сейчас эпизод начала века, когда Шапшал находился при дворе персидского шаха. Автор пишет о революционных событиях в Персии (1907–1908), пытаясь на их примере показать опасности любых революций и проводя параллели с происходившим тогда в России. События тех революционных лет в Персии действительно напоминают российские (неслучайно книга выходит в 1917 году). Шапшал, человек, снискавший необыкновенное уважение как у правителей страны, так и у народа, естественно, был тогда на стороне шаха и его наследника, стремясь по возможности избежать любых крайностей.

Корреспондент газеты «Русское слово» И.А. Горелик, посетивший Тегеран в 1908 году, публично на страницах газеты обвинил Шапшала в том, что он, как реакционер и враг революции, ответственен за казни повстанцев. Защищая Шапшала, Ельяшевич пишет, что Горелику пустых слухов «было совершенно достаточно, чтобы тайная месть загорелась в душе талмудиста, еврея, всегда завистливого там, где он встречается со случаем блестящей карьеры караима». Он приводит малоизвестные факты, в частности о том, что, когда в июле 1908 году в еврейском квартале Тегерана вспыхнул погром, а власть бездействовала, Шапшал был единственным представителем двора, кто пошел в этот квартал и, обратившись к погромщикам, сумел остановить резню.

«Бездарный одесский борзописец» и «враль» Горелик не сумел испортить карьеры блестящему ученому, а также прозорливому политику Шапшалу, который закончил свои дни, будучи старшим научным сотрудником Института истории Академии наук Литовской ССР. До сих пор эта противоречивая фигура вызывает горячие споры между учеными и караимами, которые вновь и вновь готовы отстаивать правильность точки зрения Шапшала по вопросу о происхождении своего народа.